Доктор Кулаков

Поговорим о наркотиках как о неизбежной реальности. Наверное, надо узнать, что они из себя представляют. Ну хотя бы ради расширения кругозора. Нет такого явления — «народ», все люди очень разные. В зависимости оттого, какое у них образование, доходы, мировосприятие, режим дня, в конце концов они едят разную еду, пьют разные напитки, смотрят разное кино. И балуются разными наркотиками. Например, клубно-дискотечная молодежь любит экстази и ЛСД (употребление наркотика не отвлекает от танцев и веселья, не требует церемоний и возни со жгутами и шприцами); узкие богемные круги нюхают кокаин (он славится своим «изысканным» эффектом, вызывает только психическую, но не физическую зависимость, а значит, не чреват абстинентным синдромом — его употребление предполагает красивый антураж, и вообще, все это отдает декадансом); ученики младших и средних классов предаются токсикомании, нюхают всевозможные химические соединения (они дешевы, что, собственно, и требуется этим глупым детям); люди, которым близок дух КСП, «подсели» на грибы (это экологично, не чревато серьезными побочными явлениями, как синтетика какая-нибудь.

Ядовитые грибы, приготовленные специальным образом, обеспечивают своим потребителям хорошее настроение и красочные галлюцинации. Романтики любят проводить параллель между потреблением грибов и шаманством. И наконец, все подряд ширяются героином. Какой он, героин нашего времени? Самый разнообразный, любого качества и очистки. От желтого иранского, который очень грязен, имеет массу ядовитых примесей и очень опасен, до наичистейшего, высококачественного и очень дорогого. По утверждению знатоков, самый чистый героин можно найти у полицейских. Героина в стране много, на всех желающих хватит. Продается он в определенных местах. Дилеры держат небольшие дозы героина,запаянные в полиэтиленовые шарики, во рту, под языком, и передают их покупателю во время поцелуя или рукопожатия — если перед этим успевают быстро сплюнуть шарик в руку. Поэтому у человека «с улицы» шансов купить героин очень мало — этим занимаются посредники.

Выше мы говорили о чистом и нечистом героине. Проблема в том, что найти героин без примесей трудно. А подмешивают в него всякое дерьмо. Чаще всего — соду и буру. И если сода относительно безвредна, то бура действует на печень и прочие внутренности просто убийственно (речь идет не о длительном употреблении, а о разовых случаях). Вот почему героин пробуют на язык, чтобы попытаться определить процент примесей. Сода почувствуется безошибочно. Героин — это зыбучий песок. Он засасывает быстро и безвозвратно. Для того чтобы понять его силу, достаточно одного укола — и с тех пор ни вид шприца, ни даже само слово «героин» не оставят тебя равнодушным: они будут притягивать, гипнотизировать как удав кролика. После восьми уколов, а то и раньше, люди «садятся на иглу» капитально и вырвать их из этого состояния может лишь могила или продолжительное мучительное лечение. Доктор Кулаков (фамилия, разумеется, изменена), нарколог, испытатель и экспериментатор, знает о наркотиках многое и не только теоретически: Чем характерна героиновая тусовка?

Люди собираются вокруг одного стержня — героина, это их высший интерес. И они — внимание! — КИЧАТСЯ своей избранностью. Они считают, что приобщились к таинству какому-то, испытали нечто неведомое простым смертным. Остальные, которые не ширяются или употребляют наркотики простые и легкие, — просто лохи. А когда говоришь им: «Да пробовал я ваш героин, говно это», спесь с них немного слетает». Этой леммой можно объяснить и действие наркотиков. Если «приход» — это волна приятного жара, то ломка — это озноб и волосы дыбом; если накануне вы были в отличнейшем настроении и любили весь мир, то теперь вы всех ненавидите, не желаете разговаривать, все вас раздражает, вы плачете, потому что больно смотреть на свет и вообще все плохо. Депрессия. Плюс к этому насморк рекой, тошнота и рвота, спазмы в желудке, потливость, боль в суставах, тахикардия — «воздушные ямы» в сердце (штука, которая может сильно напугать, потому что мысль сразу возникает такая: «А что если сердце «заглохло» навсегда и больше не «заведется»?»). Некоторым трехдневной ломки достаточно для того, чтобы кончить жизнь самоубийством.

Доктор Кулаков: «При передозировке у человека подавляется кашлевой и дыхательный рефлексы. Дыхание останавливается, сосудистый тонус падает, и пациента в состоянии коллапса забирает «скорая помощь». А отвозят в обычную больницу, где этот еле живой труп откачивают в реанимации неизвестно от чего, потому что перепуганные друзья не сказали, что человек накануне вкатил себе лошадиную дозу, а сообщили, что ему «вдруг стало плохо». Правда о том, что это был героиновый отходняк, а, например, не упадок давления на почве недосыпа и переутомления, выясняется часа через два, по тому, как безвозвратно. А соврали друзья потому, что ширялись вместе с тем несчастным и побоялись, что врачи сдадут их полиции. Дураки. У врачей на это совершенно нет времени, им надо пациента откачать. А если они с самого начала знают, что с ним произошло, то шансов на благоприятный исход гораздо больше». Раньше у нас в стране за употребление наркотиков не сажали в тюрьму. А теперь могут посадить. Но доктор Кулаков прав. Бояться врачей и не говорить им, от чего умирает приятель, глупо. Более того, даже полиция, как правило, не преследует наркоманов, добровольно обратившихся к ней…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *